Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

pic#87971784 основная

Дюбюк Марианна. Карнавал зверей

Дюбюк Марианна. Карнавал зверей . - М.: Самокат, 2013 - 120с. - ISBN: 978-5-91759-220-6

Photobucket Pictures, Images and Photos


http://youtu.be/QQNPQZN_Izw

Посмотреть книгу: http://www.calameo.com/read/0017884374e2cad0a8d38
Посмотреть отдельные картинки: http://www.labirint.ru/reviews/show/577975/

Аннотация к книге: Collapse )
На той же книжной полке:
Мирослав Шашек. Это Париж -
http://lapadom.livejournal.com/1121098.html
Даль Роальд. Огромный страшный крокодил -
http://lapadom.livejournal.com/973798.html
Борис Житков. Как я ловил человечков -
http://lapadom.livejournal.com/899220.html
Ганнетт Рут Стайлс. Папин дракон / Художник: Ганнетт Рут Крисман
Перевод с англ. Григорий Михайлович Кружков -
http://lapadom.livejournal.com/1132963.html
pic#87971784 основная

Ко дню рождения Александра Кушнера



Три стихотворения Александра Кушнера.

ВЕЛОСИПЕДНЫЕ ПРОГУЛКИ
Велосипедные прогулки!
Шмели и пекло на проселке.
И солнце, яркое на втулке,
Подслеповатое — на елке.
И свист, и скрип, и скрежетанье
Из всех кустов, со всех травинок,
Колес приятное мельканье,
И блеск от крылышек и спинок.
Какой высокий зной палящий!
Как этот полдень долго длится!
И свет, и мгла, и тени в чаще,
И даль, и не с кем поделиться.
Есть наслаждение дорогой
Еще в том смысле, самом узком,
Что связан с пылью, и морокой,
И каждым склоном, каждым спуском.
Кто с сатаной по переулку
Гулял в старинном переплете,
Велосипедную прогулку
Имел в виду иль что-то вроде.
Где время? Съехав на запястье,
На ремешке стоит постыдно.
Жара. А если это счастье,
То где конец ему? Не видно.

ГОФМАН
Одну минуточку, я что хотел спросить:
Легко ли Гофману три имени носить?
О, горевать и уставать за трех людей
Тому, кто Эрнст, и Теодор, и Амадей.
Эрнст — только винтик, канцелярии юрист,
Он за листом в суде марает новый лист,
Не рисовать, не сочинять ему, не петь —
В бюрократической машине той скрипеть.
Скрипеть, потеть, смягчать кому-то приговор.
Куда удачливее Эрнста Теодор.
Придя домой, превозмогая боль в плече,
Он пишет повести ночами при свече.

Он пишет повести, а сердцу всё грустней.
Тогда приходит к Теодору Амадей,
Гость удивительный и самый дорогой.
Он, словно Моцарт, машет в воздухе рукой.
На Фридрихштрассе Гофман кофе пьет и ест.
«На Фридрихштрассе», — говорит тихонько Эрнст.
«Ах нет, направо!» — умоляет Теодор.
«Идем налево, — оба слышат, — и во двор».
Играет флейта еле-еле во дворе,
Как будто школьник водит пальцем в букваре,
«Но всё равно она, — вздыхает Амадей, —
Судебных записей милей и повестей».

***
Стихи — архаика. И скоро их не будет.
Смешно настаивать на том, что Архилох
Еще нас п'оутру, как птичий хохот, будит,
Еще цепляется, как зверь-чертополох.
Прощай, речь мерная! Тебе на смену проза
Пришла, и музы-то у опоздавшей нет,
И жар лирический трактуется как поза
На фоне пристальных журналов и газет.
Я пил с прозаиком. Пока мы с ним сидели,
Он мне рассказывал. Сюжет — особый склад
Мировоззрения, а стих живет без цели,
Летит, как ласточка, свободно, наугад.
И третье, видимо, нельзя тысячелетье
Представить с ямбами, — зачем они ему?
Всё так. И мало ли о чем могу жалеть я?
Жалей, не жалуйся, гори, сходя во тьму.