Category: знаменитости

pic#87971784 основная

Виктор Шендерович. Савельев: Повести и рассказы

Шендерович Виктор Анатольевич. Савельев: Повести и рассказы. — М.: Время, 2017. — 256 с. — (Серия: Самое время!) — ISBN: 978-5-9691-1610-8




https://www.youtube.com/watch?v=Ins2rbgxA6A

Аннотация к книге: Новая повесть Виктора Шендеровича "Савельев" читается на одном дыхании, хотя тема ее вполне традиционна для русской, да и не только русской литературы: выгорание, нравственное самоуничтожение человека. Его попытка найти оправдание своему конформизму и своей трусости в грязные и жестокие времена - провалившаяся попытка, разумеется... Кроме новой повести, в книгу вошли и старые рассказы Виктора Шендеровича - написанные в ту пору, когда еще никто не знал его имени.

Что же я такое и зачем я здесь вожусь:

Коротко - про видеоблог gasindm
Подборки видеорассказов по темам и жанрам книг
Указатели: детлит тут, взрослое тут
кого можно увидеть в моем видеоблоге, кроме меня
О моей домашней библиотеке: тут и тут
Я на сайте livelib
Родное издательство "Время"
Музыка Моцарта: я модератор тут и обозреватель тут
Пожалуйста, по всем важным вопросам пишите
только на электронную почту, или звоните на мобильный!
Спасибо!

Хорошего чтения!
pic#87971784 основная

Стихи вечером

Андрей Вознесенский
Прощай, сайгачонок!

Вертолётной охоты загадка –
тень, скакнувшая по холмам.
Как глазастый детёныш сайгака,
умерла Франсуаза Саган.

Нынче кажется несуразно –
когда мне, учащая пульс,
Ты представилась: «Франсуаза»,
как сказала бы – «Здравствуй, грусть».

Стала горьким слоганом фраза.
Мне хотелось всего и сразу.
Я обидел тебя, Франсуаза.
С длинноногой ушёл, как хам.
Мы с тобой – скандальные профи,
персонажи для PAL/SECAM.
Виноватую чашечку кофе
не допью с Франсуазой Саган.

Кеды белые, как картофель
ежедневных телереклам.

Кто вмонтирован в современность –
Магомет или Иисус?
Нашей дезе: «Да здравствует ненависть!»
отвечаешь Ты: «Здравствуй грусть».

Нашим дням, Ты сказала бы – полный,
не Великий пост, а постец.
Сайгачонку сломали крестец.
Абажур протрезвевший вспомнит
твою фразу: «Bonjor, tristesse».

Я теперь брожу по Парижу,
Грусть нелепа как омнибус.
Всё прекрасно и не паршиво.
Наспех с кем-нибудь обнимусь.
Вдруг ты выглянешь, сайгачонок,
и в глазах твоих огорчённых –
Bonjour, грусть…


Там Гольбейн пьёт с Куртом Кобейном…
Тома Круза ждёт в гости Пруст.
Все обиды теперь – до фени…
Точно кайф мечты наизусть,
мне над чашечками кофейными
повторяешь ты: «Здравствуй, грусть».

Инакомыслие кокаина.
Ты простила. У ангелов стресс.
Мне прощаться с тобой наивно.
До тебя лишь один присест.
Груз души, что в Тебе повинна,
тяготит. Абажур нетрезв.

Прощай, грусть. Твой «bonjour, tristesse!»
Как ты Там? С кем шнуруешь кеды?
Я от ужаса отшучусь:
«Сайгачонок, бонжур, покедова!»
Прощай, грусть!