?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вайль П., Генис А. Родная речь Издательство "Независимая газета"

Uploaded from the Photobucket iPad App



"Впрочем, эту книгу мы задумали не столько чтобы опровергать школьную традицию, сколько чтобы проверить — и даже не ее, а себя в ней. Все главы «Родной речи» строго соответствуют обычной программе средней школы. Конечно, мы не надеемся сказать что-то существенно новое о предмете, занимавшем лучшие умы России. Мы просто решились поговорить о самых бурных и интимных событиях своей жизни — русских книгах."
Петр Вайль
Александр Генис



Uploaded from the Photobucket iPad App

"Кто-то решил, что наука должна быть непременно скучной. Вероятно, для того, чтобы ее больше уважали. Скучное — значит, солидное, авторитетное предприятие. Можно вложить капитал. Скоро на земле места не останется посреди возведенных до неба серьезных мусорных куч.
А ведь когда-то сама наука почиталась добрым искусством и все на свете было интересным. Летали русалки. Плескались ангелы. Химия именовалась алхимией. Астрономия — астрологией. Психология — хиромантией. История вдохновлялась Музой из хоровода Аполлона и вмещала авантюрный роман.
А ныне что? Воспроизводство воспроизводства?
Последний приют — филология. Казалось бы: любовь к слову. И вообще, любовь. Вольный воздух. Ничего принудительного. Множество затей и фантазий. Так и тут: наука. Понаставили цифры (0,1; 0,2; 0,3 и т. д.), понатыкали сноски, снабдили, ради научности, аппаратом непонятных абст- ракций, сквозь который не продраться («вермекулит», «груббер», «локсодрома», «парабиоз», «ультрарапид»), переписали все это заведомо неудобоваримым языком, — и вот вам, вместо поэзии, очередная пилорама по изготовлению бес- численных книг.
Уже в начале столетия досужие букинисты задумывались: «Иной раз дивишься — неужто у человечества на все книги мозгов хватает? Мозгов столько нет, сколь книг!» — «Ничего,— возражают им наши бодрые современники, — скоро читать и производить книги будут одни компьютеры. А людям достанется вывозить продукцию на склады и на свалки!»
На этом индустриальном фоне, в виде оппозиции, в опровержение мрачной утопии, и возникла, мне представляется, книга Петра Вайля и Александра Гениса — «Родная речь». Название звучит архаически. Почти по-деревенски. Детством попахивает. Сеном. Сельской школой. Ее весело и занятно читать, как и подобает ребенку. Не учебник, а приглашение к чтению, к дивертисменту. Не восславить предлагается прославленную русскую классику, а заглянуть в нее хотя бы одним глазком и тогда уже полюбить. Заботы «Родной речи» экологического свойства и направлены на спасение книги, на оздоровление самой природы чтения. Основная задача формулируется так: «Книгу изучали и — как часто бывает в таких случаях — практически перестали читать». Педагогика для взрослых, в высшей степени, между прочим, начитанных и образованных лиц. «Родную речь», журчащую, как ручей, сопровождает неназойливая, необременительная ученость. Она предполагает, что чтение — это сотворчество. У всякого — свое. В ней масса допусков. Свобода трактовок." (Из предисловия Андрея Синявского)

Uploaded from the Photobucket iPad App

Uploaded from the Photobucket iPad App

В самом деле, чудесная книга Вайля и Гениса "Родная речь"! Вот, хотя бы, кусочек об Обломове:

"...ради их смехотворных занятий Обломову не стоит вставать с дивана. В самом деле, стоит ли подниматься, чтобы прочесть поэму «Любовь взя- точника к падшей женщине», которую ему горячо рекомендует Пенкин?"

"До тех пор, пока он ничего не делает, Обломов полон достоинства. Смешным он кажется только в движении, например, в компании Штольца. Зато влюбленная в него вдова Пшеницына видит его гармоничной статуей: «Сядет он, положит ногу на ногу, подопрет голову рукой — все это делает так вольно, покойно и красиво... весь он так хорош, так чист, может ничего не делать и не делает»"

Uploaded from the Photobucket iPad App

"Божественная бессмыслица — важнейший элемент книги. Она возникает в виде небольших эпизодов и реплик, без которых можно было бы, кажется, вполне обойтись в историческом романе. Но такой абсурд неизменно появляется и, что весьма существенно, как правило, в моменты сильнейшего драматического напряжения.
Пьер произносит заведомую даже для самого себя (но не для автора!) чушь, указывая во время пожара Москвы на чужую девочку и патетично заявляя французам, что это его дочь, спасенная им из огня.
Кутузов обещает Растопчину не отдавать Москвы, хотя оба знают, что Москва уже отдана.
В период острейшей тоски по князю Андрею Наташа ошарашивает гувернанток: «Остров Мадагаскар, — проговорила она. — Ма-да-гас-кар, — повторила она отчетливо каждый слог и, не отвечая на вопросы... вышла из комнаты».
Не из этого ли Мадагаскара, никак не связанного с контекстом и возникшего буквально ниоткуда, вышла знаменитая чеховская Африка, в которой страшная жара? Но толстовский Мадагаскар знаменитым не стал, не запомнился — конечно же из-за установки на прочтение эпоса, который желали увидеть в «Войне и мире» поколения русских читателей. Между тем Толстой сумел не просто воспроизвести нормальную — то есть несвязную и нелогичную — человеческую речь, но и представить обессмысленными трагические и судьбоносные события, как в эпизодах с Пьером и Кутузовым"

Uploaded from the Photobucket iPad App

На той же книжной полке:

Чупринин С.И. Малая Литературная энциклопедия -
http://lapadom.livejournal.com/918157.html
Гаспаров М.Л. О русской поэзии - http://lapadom.livejournal.com/872064.html
История литературы. Поэтика. Кино: Сборник в честь М.О.Чудаковой. Серия "Новые материалы и исследования по истории русской культуры. Выпуск 9" -
http://lapadom.livejournal.com/862711.html

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
lanamesherskaja
Nov. 8th, 2012 04:48 pm (UTC)
Дима, а где же видео?:)
lapadom
Nov. 9th, 2012 07:57 am (UTC)
Ой! Спасибо, поправил!
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner