lapadom (lapadom) wrote,
lapadom
lapadom

Сказки Горчева

Вот, кстати, какую книгу надо будет раззориться и раздобыть, — все никак не соберусь: Дмитрий Горчев. Красота. Или его собрание, недавно вышло. Светлая память, удивительно тонкий и незлобливый юмор... Тянет перечитывать "Сказка, которую все знают
    Вы все, конечно, эту сказку знаете". Ну, про то, как жила-была капризная
принцесса, и ее выдали замуж за первого встречного нищего, чтобы не  очень о
себе воображала. А нищий впоследствии оказался соседним королем.
    Не  знаю, как вам, а мне эта история всегда была подозрительна. Что это
за принцесса такая, что, вместо того чтобы хорошенько треснуть по уху своего
нищего, который, оказывается,  над ней столько  времени издевался и делал из
нее  круглую  дуру, разулыбалась до  ушей и  умерла с ним  в один  день?  Я,
конечно,  принцесс  не очень много  знаю, но зато был неоднократно знаком со
швеями-мотористками. Так  вот, даже швея-мотористка  немедленно  плюнула  бы
этому королю на мантию и ушла бы к себе в общежитие.
    Тут мне кто-нибудь  начнет жалостливо  растолковывать, что та принцесса
жила давным-давно,  да еще и в тридевятом государстве...  Не хочу даже этого
слушать. Почему-то считается, что давным-давно все были простые, как брюква,
без всяких этих  затей. Всем  как-то кажется, что любое  следующее поколение
куда  замысловатее  предыдущего, а  что умнее,  так это  наверняка.  Даже на
родителей своих мы смотрим, как на детей --  раз уж они, дожив до таких лет,
не  свихнулись, не утопились и не ушли в  монастырь, стало быть,  жизнь  они
прожили скучную  и  незатейливую и  о бурях наших душ  никакого  понятия  не
имеют.
    Нет, люди, они всегда одинаковые. Вот вы, дорогой читатель, если досюда
дочитали,  значит,  вы  очень  сложный.  А  вон  тот,  который  идет мимо  в
болониевой куртке,  --  он  как раз простой, как брюква, хотя, к  сожалению,
живет с нами одновременно.
    Ох ты, господи ты боже мой, помоги же мне как-нибудь выехать обратно на
скользкую тропинку сюжета.
    А  то есть у меня знакомая. Начнет  она, бывало,  рассказывать историю.
Там и  пройти-то -- два шага, но после первого же предложения она убредает в
какой-то бурелом и пишет  там  совершенно дикие  кренделя, как  казенный Дед
Мороз  в  новогоднюю ночь после пятой  поздравленной квартиры.  Наконец, она
забредает в  какую-то уже совершенно ледяную  пустыню, где давно уже вымерли
последние дальние знакомые малознакомых родственников, и тут происходит чудо
--  с  помощью  обыкновенного "так вот" она,  как  какое-то кенгуру,  делает
громадный прыжок и оказывается на финише, где ее тоже, впрочем, уже никто не
ждет и судья давно спит в кустах, накрывшись клетчатым флажком, чтобы во сне
не проглотить муху.
    А к чему я это? Да ни к чему. Так просто.

    Так вот (делаем  прыжок), было все с принцессой совсем не так. Хотя, не
настаиваю, что было совсем уж так, как я рассказываю. Я не Матфей и не Лука,
но, как и в случае с их историей, ясно одно -- что-то, однако, было.
    А больше всего меня, впрочем, беспокоит одно -- не обиделась бы на меня
та самая знакомая, которая так любит рассказывать истории.

    А знаете, я уже однажды писал историю про принцессу.
    Та  принцесса почему-то получилась у меня  очень похожей на одну совсем
другую мою знакомую.
    Отчего это так?  Зачем  они всюду лезут,  эти  знакомые?  Куда  от  них
деться?  То  ли не знакомиться  ни с  кем?  Так ведь поздно  уже. Хорошо бы,
конечно, возникнуть где-нибудь посреди  океана в  результате  вулканического
процесса, сидеть там на голой  скале  и творить, по  совету Оскара  Уайльда,
чистое искусство.
    Впрочем, этот самый Уайльд тоже гриб еще тот был.
    Тьфу      ты,      господи:      надо      твердить      про      себя:
"принцесса-принцесса-принцесса", чтоб не забывать.
    Или попробовать наоборот -- забыть про нее к чертовой матери? Вот тогда
она и полезет изо всех щелей. А может, и нет. Это вам не "дерни за веревочку
--  дверь и откроется".  Это  в  их сказке  дверь  откроется.  А  в  моей --
веревочка оторвется.  Или не  оторвется, зато  кирпич  на голову упадет. Или
дверь откроется, а оттуда выйдет волосатый молодец и даст в зубы. Да мало ли
чего -- может и принцессы никакой нет,  а  есть Пелагея Иванна  Дундукова на
семнадцатом месяце беременности.
    Тут надо осторожненько.
    И ни за какие веревочки, упаси Бог, не дергать.
Tags: книги, цитата
Subscribe

  • ВАЖНО!

    Сегодня в Минске незаконно задержан генеральный директор издательства "Время" Борис Натанович Пастернак. Какую-то информацию обещают после 17:00.…

  • Интервью Молчанов + Анатолий Ким: часть 2

  • (no subject)

    Друзья, спасибо за поздравления! День рождения я встретил один, с температурой 38,5 и жуткой ангиной. Поэтому никому лично ответить не смогу - плохо…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments