April 20th, 2014

pic#87971784 основная

Стихи с утра

Осип Мандельштам
***

Сестры - тяжесть и нежность,одинаковы ваши приметы.
Медуницы и осы тяжелую розу сосут.
Человек умирает. Песок остывает согретый,
И вчерашнее солнце на черных носилках несут.
Ах, тяжелые соты и нежные сети!
Легче камень поднять, чем имя твое повторить.
У меня остается одна забота на свете:
Золотая забота, как времени бремя избыть.
Словно темную воду, я пью помутившийся воздух.
Время вспахано плугом, и роза землею была.
В медленном водовороте тяжелые,нежные розы,
Розы тяжесть и нежность в двойные венки заплела.
1920
pic#87971784 основная

Встреча с Еленой Минкиной-Тайчер

IMG_8037.JPG
«IMG_8037.JPG» на Яндекс.Фотках

18 апреля в 19:30 Встреча с читателями в книжном магазине "Додо на Солянке" (Ст.м. Китай-город, ул. Солянка, 1/2, стр.1, второй этаж)


http://www.youtube.com/watch?v=oGw0ecO8zog

Подробности:
Collapse )
Елена Катишонок о романе "Эффект Ребиндера"

Елена Катишонок - лауреат премии "Ясная Поляна", автор бестселлеров "Жили были старик со старухой", "Против часовой стрелки" и "Когда уходит человек", входивших в шорт-листы "Русского Букера" и "Большой книги" - о новом романе Елены Минкиной-Тайчер "Эффект Ребиндера":
"Новеллы, изящно нанизанные, словно бусины на нитку: каждая из них - отдельная повесть, но вдруг один сюжет перетекает в другой, и судьбы героев пересекаются самым неожиданным образом, нитка не рвётся. Всё повествование глубоко мелодично, оно пронизано музыкой – и любовью. Одних любовь балует всю жизнь, другие мучительно борются за неё. Одноклассники и влюблённые, родители и дети, прочное и нерушимое единство людей, основанное не на кровном родстве, а на любви и человеческой доброте, - и нитка сюжета, на которой прибавилось ещё несколько бусин, по-прежнему прочна… Так человеческие отношения выдерживают испытание сталинским временем, «оттепелью» и ханжеством «развитого социализма» с его пиком - Чернобыльской катастрофой. Нитка не рвётся, едва ли не вопреки закону Ребиндера."
pic#87971784 основная

Стихи вечером

Бахыт Кенжеев
* * *

Неслышно гаснет день убогий, неслышно гаснет долгий год,
Когда художник босоногий большой дорогою бредет.
Он утомлен, он просит чуда - ну хочешь я тебе спою,
Спляшу, в ногах валяться буду – верни мне музыку мою.

Там каждый год считался за три, там доску не царапал мел,
там, словно в кукольном театре, оркестр восторженный гремел,
а ныне - ветер носит мусор по обнаженным городам,
где таракан шевелит усом, - верни, я все тебе отдам.

Еще в обидном безразличьи слепая снежная крупа
неслышно сыплется на птичьи и человечьи черепа,
еще рождественскою ночью спешит мудрец на звездный луч –
верни мне отнятое, отче, верни, пожалуйста, не мучь.

Неслышно гаснет день короткий, силен ямщицкою тоской.
Что бунтовать, художник кроткий? На что надеяться в мирской
степи? Хозяин той музыки не возвращает – он и сам
бредет, глухой и безъязыкий по равнодушным небесам.
pic#87971784 основная

утраты

Оригинал взят у feduta в утраты
Умер Бенедикт Михайлович Сарнов.
Одна из любимых мною как читателем литературоведческих книг -- его "Пришествие капитана Лебядкина (Случай Зощенко)". Я, собственно, и Зощенко понял, как мне кажется, лишь после того, как прочел книгу Сарнова.
Это правда.
Есть книги, после которых по-другому начинаешь видеть писателя.
Чтобы прочесть Тынянова по-настоящему, нужен Белинков.
Чтобы прочесть Мольера еще в детстве, мне понадобился Булгаков.
В Шеридана я влюбился после Оскара Шервина, а Бомарше для меня был и остается героем фейхтвангеровских "Лис в винограднике".
Мой Державин -- это "Державин" Юрия Домбровского.
Мой Зощенко -- трагический герой книги Сарнова.
И хотя время добавило много, и я сам изменился, и мое понимание Зощенко изменилось, но...
Но Бенедикту Михайловичу я буду благодарен за того Зощенко.