June 30th, 2012

pic#87971784 основная

Тарарам №1

Оригинал взят у pasternak_jane в Тарарам №1
Оригинал взят у idmkniga в Тарарам №1
Вот такой у нас первый (второй:-)) ) номер. Прошу любить и жаловать. Можно ругать, но не громко)))
Если серьезно - редакция журнала - большие молодцы. Им бы в Италии работать. Как в известной поговорке - не ту страну назвали Гандурасои))) или Гондурасом. Смысл понятен!!!


Show media Loading...

У меня огромная просьба, если Вам понравился журнал, помогите нам и перепостите его у себя. Спасибо!

pic#87971784 основная

Стихи ночью

Иосиф Бродский
24 декабря 1971 года

  V. S.

В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.

Сетки, сумки, авоськи, кульки,
шапки, галстуки, сбитые набок.
Запах водки, хвои и трески,
мандаринов, корицы и яблок.
Хаос лиц, и не видно тропы
в Вифлеем из-за снежной крупы.

И разносчики скромных даров
в транспорт прыгают, ломятся в двери,
исчезают в провалах дворов,
даже зная, что пусто в пещере:
ни животных, ни яслей, ни Той,
                над Которою - нимб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней
видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
Знал бы Ирод, что чем он сильней,
тем верней, неизбежнее чудо.
        Постоянство такого родства -
основной механизм Рождества.

То и празднуют нынче везде,
что Его приближенье, сдвигая
все столы. Не потребность в звезде
пусть еще, но уж воля благая
в человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят
трубы кровель. Все лица, как пятна.
Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
                Кто грядет - никому непонятно:
мы не знаем примет, и сердца
могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке
из тумана ночного густого
возникает фигура в платке,
и Младенца, и Духа Святого
ощущаешь в себе без стыда;
                смотришь в небо и видишь - звезда.

январь 1972
pic#87971784 основная

Стихи с утра

Григорий Кружков
БЕРЕМЕННЫЙ АНГЕЛ
ПРИЯТНАЯ ЭКЛОГА НА НЕБЕСАХ

Первый ангел   

Мне кажется это уж месяца три,
Что что-то во мне появилось внутри.

Второй ангел

Из чистого света мы все созданы,
Сосисок не просим, не носим штаны.

Первый ангел

Мне зябко, мне страшно, всем телом дрожу,
Мне кажется, ангел, я скоро рожу.

Третий ангел

Товарищ, товарищ, не надо родить,
Уж лучше в капусте детей находить.

Четвертый ангел

Вот склянка с бальзамом, испей из нее,
И все рассосется несчастье твое.

Первый ангел

Не надо мне склянки! Пойдите вы прочь!
Я знаю: родится прекрасная дочь.
Надеждой России ее назовут;
Окончив родной областной институт,
Догадлива сердцем, любезна, умна,
Народной избранницей станет она.
Из губок приятных приятная речь
По праздникам будет из ящика течь.
Изгладятся шрамы раздоров, обид,
Русак и татарин, калмык и джигит -
Посадят деревья, устроят завод,
Почтят стариков, приголубят сирот.
Всe станет по чести решать, по душе
Посланница неба в земном шалаше.

Второй, третий и четвертый ангел (вместе)

Спокойся, мы верим: права ты во всем.
Поспи! Мы компоту сейчас принесем.

             КОНЕЦ
pic#87971784 основная

Томи Унгерер. Криктор

Collapse )

"...как проявление своей умственной сущности он должен отличаться весьма продолжительной протяженностью в пространстве..."

Декарт

pic#87971784 основная

статья об Иване Антоновиче Ефремове

Оригинал взят у vchernik в статья об Иване Антоновиче Ефремове
И ЛИЦО, И МЫСЛИ, И ОДЕЖДА

Общеизвестно: чем больше в писательской биографии фактических, а лучше бы стилистических совпадений с его сочинениями, тем прочнее слава.

42_1

Фото: РИА «НОВОСТИ»

Мы ведь любим тех, кто соответствует себе, а несоответствий не прощаем: не мог Шолохов написать «Тихий Дон»! Не мог перчаточник Шекспир знать людей и латынь лучше аристократов-современников! Зато Конан Дойл и сам раскрыл пару хитрых дел и увлекался вдобавок спиритизмом; Мелвилл, Джозеф Конрад и Грин не только описывали моря, но и странствовали по ним; Джек Лондон – сам бродяга и золотоискатель! И даже Гончаров, страшный лентяй и психопат, вечно боровшийся с апатией, любим нами за сходство с Обломовым: не просто писал человек, но жизнью расплачивался за литературу!

В этом смысле Иван Ефремов – самый удачливый советский фантаст. Потому что никто из писателей его поколения не соответствует так точно собственной стилистике – холодноватой, загадочной, восходящей то ли к викторианской Британии, то ли вообще к античности с ее культом силы и совершенства.

– Откуда вы такой взялись? – спрашивал его в недоумении Алексей Толстой зимой 1945 года. Он лежал в Кремлевской больнице с воспалением легких, понимал, видимо, что умирает, и утешался чтением познавательной литературы – присланных ему на отзыв рассказов Ефремова о путешествиях. В самом деле, очень успокаивает – как гимназический роман. – Откуда у вас стиль такой… точеный?
Collapse )
</em>