June 18th, 2012

pic#87971784 основная

Miguel Hernández Gilabert

Оригинал взят у olet_lucernam в Miguel Hernández Gilabert


Мигель Эрнандес

Моей Хосефине

Как ярки твои письма - 
Вино мое, мой хлеб,
Единственная пища,
Протянутая в склеп.

Просвечивают стены,
И видится, как сон,
Твое морское тело,
Горчащее, как соль.

Я снова пастушонок,
Я жив, я не скорблю,
Толпящиеся письма
Я сердцем накормлю.

И даже если буду
В земле встречать рассвет,
Пиши мне, чтоб оттуда
Хоть раз пришел ответ.

(перевод Ю. Мориц)

P.S. Мигель Эрнандес родился в 1910 году в Ориуэле (Аликанте) в семье пастуха, в юности сам пас скот, систематического образования не получил. Учился по книгам, прежде всего — испанских поэтов золотого века. Во время гражданской войны сражался в рядах республиканских войск. После поражения республики приговорен к смертной казни, которая была заменена тридцатью годами заключения. Умер в тюрьме в 1942 году от туберкулеза.

pic#87971784 основная

Стихи на день

Осип Мандельштам
 ***

Дождик ласковый, тихий и тонкий,
Осторожный, колючий, слепой,
Капли строгие скупы и звонки
И отточен их звук тишиной.

То - так счастливы счастием скромным,
Что упасть на стекло удалось;
То, как будто, подхвачена темным
Ветром, струя уносится вкось.

Тайный ропот, мольба о прощеньи;
Я люблю непонятный язык!
И сольются в одном ощущеньи
Bся жестокость, вся кротость, на миг.

В цепких лапах у царственной скуки
Сердце сжалось, как маленький мяч:
Полон музыки, музы и муки
Жизни тающей сладостный плач!
            22 августа 1911
pic#87971784 основная

Одно стихотворение Николая Гумилёва

Оригинал взят у erdes в Одно стихотворение Николая Гумилёва
Николай Гумилёв "Канцона первая". Редчайшая аудиозапись 1920 года - исполнение автора:



Словно ветер страны счастливой,
Носятся жалобы влюблённых.
Как колосья созревшей нивы,
Клонятся головы непреклонных.

Запевает араб в пустыне —
«Душу мне вырвали из тела».
Стонет грек над пучиной синей —
«Чайкою в сердце ты мне влетела».

Красота ли им не покорна!
Теплит гречанка в ночь лампадки,
А подруга араба зёрна
Благовонные жжёт в палатке.

Зов один от края до края,
Шире, все шире и чудесней,
Угадали ли вы, дорогая,
В этой бессвязной и бедной песне?

Дорогая с улыбкой летней,
С узкими, слабыми руками
И, как мед двухтысячелетний,
Душными, чёрными волосами.


Collapse )