August 13th, 2011

pic#87971784 основная

Стихи с утра

Д.А.Пригов
x x x

    Как много женщин нехороших
    Сбивающих нас всех с пути
    В отличие от девушек хороших
    Не миновать их и не обойти
    Куда бежать от них! куда идти!
    Они живут разлитые в природе
    Бывает, выйдешь потихоньку вроде
    Они вдруг возникают на пути
    Как дерева какие
  • Current Music
    Бах, Гольдберг-вариации
  • Tags
pic#87971784 основная

Стихи днем

А.С.Пушкин
ВОЕВОДА МИЛОШ.

Над Сербией смилуйся ты, боже!
Заедают нас волки янычары!
Без вины нам головы режут,
Наших жен обижают, позорят,
Сыновей в неволю забирают,
Красных девок заставляют в насмешку
Распевать зазорные песня
И плясать басурманские пляски.
Старики даже с нами согласны:
Унимать нас они перестали, -
Уж и им нестерпимо насилье.
Гусляры нас в глаза укоряют:
Долго ль вам мирволить янычарам?
Долго ль вам терпеть оплеухи?
Или вы уж не сербы, - цыганы?
Или вы не мужчины, - старухи?
Вы бросайте ваши белые домы,
Уходите в Велийское ущелье, -
Там гроза готовится на турок,
Там дружину свою собирает
Старый сербин, воевода Милош.
pic#87971784 основная

Фотограф Vivian Maier

Оригинал взят у ng68 в Фотограф Vivian Maier
Оригинал взят у artel_art в Фотограф Vivian Maier

Американка Вивиан Мэйер (Vivian Maier) практически всю жизнь проработала няней и ушла из жизни в 2009 году в возрасте 83 лет. В свободное время Вивиан фотографировала и оставила после себя около 100 000 пленок, которые были случайно обнаружены в 2007 году.  

 Фотограф Vivian Maier

Collapse )

pic#87971784 основная

Стихи на ночь

Бахыт Кенжеев
x x x

    Самое раннее в речи - ее начало.
    Помнишь камыш, кувшинки возле причала
    в верхнем теченье Волги? Сазан ли, лещ ли -
    всякая тварь хвостом по воде трепещет,
    поймана ли, свободна, к обеду готова -
    лишь бы предсмертный всплеск превратился в слово.

    Самое тяжкое в речи - ее продленье,
    медленный ход, тормозящийся вязкой ленью
    губ, языка и неба, блудливой нижней
    челюсти - но когда Всевышний
    выколол слово свое, как зеницу ока, -
    как ему было больно и одиноко!

    Самое позднее в речи - ее октавы
    или оковы, вера, ночное право
    выбора между сириусом и вегой,
    между двурогой альфою и омегой,
    всем промежутком тесным, в котором скрыты
    жадные крючья вещего алфавита.

    Цепи, веревки, ядра, колодки, гири,
    нет, не для гибели мы ее так любили -
    будет что вспомнить вечером на пароме,
    как ее голос дерзок и рот огромен -
    пение на корме, и сквозит над нами
    щучий оскал вселенной в подводной яме.